18:01 02.04.2015
Татьяна Павлова опубликовала запись

Самые известные геи в истории

Самые известные деятели культуры и искусства с нетрадиционной сексуальной ориентацией:

Оскар Уайльд и Альфред Дуглас

1.jpg

Пиком карьеры и жизни вообще для Оскара Уайльда стал 1891 год. Он выпустил свою главную книгу «Портрет Дориана Грея» и познакомился с лордом Альфредом «Бози» Дугласом. Альфред очаровал писателя не только красотой, но и знанием его творчества — в частности, сообщил в их первую встречу, что прочитал «Дориана Грея» девять раз. Вскоре знакомство превратилось в роман, причем 22-летний Дуглас, о котором говорили, что он «не в своем уме», быстро дал понять, что равнодушен к условностям. Их совместные увеселения с бедными юношами были опасны для репутации обоих и могли кончиться плохо.

«Возбуждение от того, что он ведет себя предосудительным образом, и постоянный риск из-за общения с вероломными юнцами, не гнушающимися вымогательством, были для Уайльда не менее важны, чем сексуальное наслаждение», — писал один из его друзей.

И далее: «Бози же хотелось хвастаться любовью к нему Уайльда, выставляя ее напоказ. Он хотел, чтобы его любили и чтобы с ним обращались как с равным по интеллекту. Одним из способов проявления власти над новым другом было выкачивание из него денег».

Устав от того, что происходит, Уайльд предпринимает попытки избавиться от сумасшедшего и коварного друга. Это не удается. Тем временем часть их переписки попадает в руки отца Бози, маркиза Квинсберри. Тот, возмутившись, отправляет Уайльду депешу с оскорблениями, писатель с подачи Альфреда обращается с жалобой в суд. Он делает это, не думая о последствиях, его «несет». Более основательный Квинсберри представляет в суде список из двенадцати юношей, готовых подтвердить приставания Оскара. Встревоженные друзья рекомендуют писателю покинуть страну, тот отказывается, уверенный, что суд станет для него местом триумфа. В итоге Уайльда признают виновным и дают два года тюрьмы. 29 апреля, в последний день процесса, Уайльд пишет Бози:

Уайльд: «Ведь каждый, кто на свете жил, // Любимых убивал…».

«Дорогой мой мальчик! Письмом этим заверяю тебя в моей бессмертной, вечной любви к тебе. Завтра все будет кончено. Если мне суждена тюрьма и бесчестье, подумай о том, что моя любовь к тебе и еще более блаженное, божественное ощущение твоей ответной любви поддержат меня в моем несчастье и, надеюсь, сделают меня способным терпеливо снести все невзгоды…»

В заключении Дуглас навещает Уайльда почти каждый день, кроме того, они активно переписываются. Апофеозом этой переписки становится текст «De Profundis». Более половины «De Profundis» — признание в грехах, но не столько своих, сколько дугласовских, прочее — рассуждения о любви и своем месте в искусстве. Это «любовное письмо» предназначается для широкой публики.

В мае 1897 года Уайльд был выпущен из тюрьмы. Без денег, больной, он едет во Францию, где встречается с Дугласом. 8 июля он начинает работу над своим последним сочинением, балладой, 20 июля заканчивает.

«Ведь каждый, кто на свете жил, // Любимых убивал…»

Через несколько лет Дуглас спросит Уайльда, что тот имел в виду. Уайльд ответит: «Тебе ли этого не знать».


Михаил Кузмин и Юрий Юркун

2.jpg

Поэт Михаил Кузмин, будучи в Киеве, знакомится с юношей Осипом Юркунасом. 17-летний Осип работал в букинистической лавке, сочинял стихи, Кузмину был 41 год, он был известным петербургским поэтом, заметной фигурой богемного мира. Оба любят музыку — Моцарта, Дебюсси, Стравинского. В столицу они едут вместе, Юркунас теперь зовется Юрием Юркуном — так придумал старший товарищ, обращавшийся к нему также «Дориан». Впрочем, пожить в нормальных условиях им удастся недолго. С приходом революции квартиру Кузмина на Спасской улице уплотнят, подселив посторонних пролетариев. Поэтам останутся две комнаты. В одной будет жить мама Юрия, в другой, проходной — они сами.

В 1920 году отношения окажутся под угрозой — Кузмин узнает о романе Юркуна с художницей Ольгой Арбениной-Гильденбрандт, светской дамой, объектом преклонения многих именитых деятелей искусства. «У Юрочки, как я и думал, роман с Арбениной и, кажется, серьезный, — запишет в дневнике Кузмин. — Только бы душевно и духовно он не отошел, и потом, я все еще не могу преодолеть маленькой физической брезгливости. Но это теперь не так важно». Надежды на быстротечность романа не оправдались: Юркун и Арбенина будут вместе до самой смерти Юрия, вместе они и творили, став участниками последнего художественного объединения в Советской России — группы художников «13».

Кузмин, Юркун и Арбенина жили в одной квартире, перебивались случайными заработками, нищенствовали. В 1936-м Кузмина не станет, он умрет от пневмонии в 66 лет. Потом арестуют Юркуна — по ложному обвинению, арестуют и расстреляют спустя два года. Гильдебрандт-Арбенина проживет еще долго, до 1980 года, и, несмотря на внимание со стороны Мандельштама и Гумилева, будет любить лишь «Юрочку», сохранит его единственный роман и множество рисунков. «Юрочка вернется. Он жив. Я знаю…» Это последняя запись в ее дневнике.


Бенджамин Бриттен и Питер Пирс

3.jpg

Бенджамин Бриттен и Питер Пирс познакомились в 1937 году. 23-летний Бриттен младше Пирса на три года, он тяжело переживает недавнюю смерть матери. Питер тоже в депрессивном состоянии — его партнер погиб в автомобильной аварии. Они знакомятся, начинают дружить, дружба, в свою очередь, переходит в близость. Только это не краткосрочный богемный роман: поселившись вместе через год после первой встречи, Бриттен и Пирс уже не расстанутся до самой смерти Бриттена. Если им приходилось быть порознь, то лишь по причинам сугубо рабочим. И каждый день разлуки они вели переписку.

«Милейший, было так прекрасно слышать твой голос… Лучше нам не разлучаться слишком надолго, а не то я засохну совсем в моей депрессии. Я люблю тебя, я люблю тебя, я люблю тебя. Вся моя любовь с тобой. Бен».

Питер пишет в ответ:

«Приятно получить твое письмо сегодня утром, и я сразу сажусь за ответ, чтобы послать его тебе с моей любовью, моей любовью, моей любовью…»

В разгар Второй мировой пара возвращается в Британию и оседает на родине Бриттена, в Саффолке. Отведенные им 34 года Бенджамен и Питер проведут в собственном доме, один будет сочинять музыку, второй будет служить объектом вдохновения, а также воплощать композиторские замыслы.

В 1945 Бриттен пишет оперу «Питер Граймс». Ставшая настоящим хитом, она была написана специально для голоса Пирса — впрочем, как и большинство опер. Их последняя совместная работа тоже была оперой — «Ночь в Венеции» 1973 года по новелле Томаса Манна.

«Я должен умереть первым, потому что без тебя я не смогу» , — говорил Бриттен, и слово свое сдержал

За месяц до премьеры Бриттену сделают серьезную операцию на сердце, которая обернется инсультом и параличом правой руки. Отныне композитор не может играть на фортепиано и дирижировать. Пирс, как может, поддерживает близкого человека, дав обещание быть рядом до самого финала.

Это случится в их доме декабрьским утром 1976-го. Бенджамин умрет на руках у Питера. «Я должен умереть первым, потому что без тебя я не смогу», — говорил раньше Бриттен, и слово свое сдержал. Пирс переживет свою любовь на десять лет. В 1978 году королева пожалует ему рыцарское звание. Его похоронят рядом с Бриттеном недалеко от их любимого дома.


Жан Маре и Жан Кокто

4.jpgВ 1937 году Жан Маре впервые появился в доме Жана Кокто. Маре — 22 года, он начинающий актер, талантливый, но необразованный. Кокто — чуть за сорок, он признанный драматург и режиссер. Все произошло стремительно: «В освещенной мягким, затененным светом комнате, где прихотливая фантазия хозяина соединила игрушечную лошадку и магический кристалл, эскизы Пикассо и китайскую опиумную трубку, мэтр в белом махровом халате и шелковом шарфе на шее напряженно всматривается в лицо молодого дилетанта — своего слушателя. Нервные, удлиненные пальцы пианиста рассеянно теребят вьющиеся волосы. И вдруг мэтр встает, подходит ко мне и произносит ошеломляющую фразу: «Это катастрофа! Я вас люблю!» Страх перед всемогущим режиссером и мгновенно мелькнувшие в мыслях блистательные возможности заставили меня пойти на маленькую ложь и чуть слышно ответить: «Я тоже». Эта ложь была маленькой еще и потому, что очень скоро она стала правдой… Я полюбил Жана».

Кокто находит себе новую квартиру, и Жан Маре переезжает к нему. Все свободные вечера они проводят вместе. Старший товарищ берется за образование друга. Составляет списки необходимой для чтения литературы, учит этикету, живописи. Маре играет в пьесах Кокто, однажды они окажутся в кадре рядом друг с другом.

В фильме «Завещание Орфея» в роли самого Орфея появится Кокто, он пройдет среди руин своих воспоминаний, мимо друзей, мимо Эдипа — Жана Маре.

Их отношения не кончились со временем, но перешли в иное качество. Маре влюбляется в других, Кокто это замечает, и пишет другу письмо, в котором есть такие строчки:

«Я полюбил тебя так сильно (больше всех на свете), что приказал себе любить тебя только как отец… Я смертельно боюсь лишить тебя свободы… Мысль о том, что я могу стеснить тебя, стать преградой для твоей чудесной юности, была бы чудовищна. Ты встретишь кого-нибудь из твоих ровесников и скроешь это от меня. Или мысль о боли, которую мне причинишь, помешает любить его. Лучше лишить себя частицы счастья и завоевать твое доверие, чтобы ты чувствовал себя со мной свободнее, чем с отцом и матерью».

Маре на время прекращает связи на стороне, но затем вновь увлекается другими. Тем не менее, они не расстаются. Когда 11 октября 1963 года Жана Кокто не стало, Маре, который провел около постели умирающего несколько суток, сказал: «Теперь я буду только делать вид, что живу».

За несколько лет до того актер принимает решение стать отцом, чтобы заботиться о ком-то. По примеру Кокто, усыновившего юношу, Маре берет под свою опеку 19-летнего Сержа, с которым познакомился в гей-баре. Он пытается привить Сержу любовь к искусству, но молодого человека интересуют только девушки и деньги. Позже Кокто скажет, что, прежде чем пойти на усыновление, пару лет потратил на изучение характера «кандидата». Маре же ввязался в это ответственное дело, не подстраховавшись.

В итоге после долгих и мучительных выяснений отношений Серж покинул приемного отца, стал жить отдельно, стесняясь его. Сам Маре с годами снимался в кино все реже и реже, проводя время с любимой овчаркой Гюго и отдаваясь живописи. Он мог бы и не заниматься такой ерундой, как кино, заявил Пикассо, живший с актером по соседству и поразившийся мастерству и таланту Маре на этом поприще…


Аллен Гинзберг и Питер Орловски

5.jpgВ 1954 году поэт Аллен Гинзберг зашел в гости с художнику Роберту ЛаВину (Robert LaVigne), где увидел его новую работу — портрет молодого человека, лежащего в классической позе на диване, покрытом греческой туникой. Впечатленный Гинзберг поинтересовался, кто это, и художник ответил: «Это Питер! Он здесь», — и тут Орловски действительно появился в комнате. В первое их свидание, сидя в кафе, Гинзберг и Орловски поклялись друг другу в вечной любви. Впрочем, любовь эта не предполагала верность. Гинзберг, обладавший невероятной похотью, стремительно менял партнеров, Орловски — с меньшей интенсивностью, зато он периодически увлекался женщинами. Часто барышень в постель ему подкладывал сам Аллен. И тем не менее — «Мы поклялись друг другу, что он мог владеть мной, моим умом и всем, что я знал, и моим телом, и я мог владеть им, и всем, что он знал, и его телом; и чтобы мы отдали себя друг другу, чтобы мы могли обладать друг другом, как собственностью, и делать все, что захочется, сексуально или интеллектуально, и в смысле постижения друг друга…» — вспоминал спустя много лет Гинзберг.

Они прожили вместе 43 года. До самой смерти Гинзберга. Орловски, Петр Олегович, чей отец бежал в Нью-Йорк из России. И Гинзберг, главный поэт-битник, еврей родом с Манхэттена. В трехкомнатной квартире в жуткой дыре, в родном Аллену манхэттенском Lower East Side эта пара провела многие годы. Сначала это была бедность, затем — привычка: Гинзберг продал свой архив за $1 млн, однако менять район на более-менее приличный не стал.

В последние десять лет Гинзберг и Орловски смотрелись как стареющая супружеская пара

Орловски, находившийся в тени своего могучего друга, тем не менее, остался в истории как ключевая бит-фигура, и в целом занятный поэт, до конца жизни так и не овладевший английским в достаточной степени. Гинзберг умер в 1997-м. Питер — через 12 лет. По свидетельству очевидцев, в последние десять лет Гинзберг и Орловски смотрелись как стареющая супружеская пара с незатейливыми перебранками, трогательной привязанностью друг к другу и килограммами лишнего веса.


Ив Сен-Лоран и Пьер Берже

6.jpg

Через два месяца после смерти великого кутюрье Ив Сен-Лорана его партнер Пьер Берже выставляет на торги коллекцию произведений искусства, собранную ими за все полвека совместной жизни. Рукописи Флобера и Жида, картины Матисса, Пикассо, Гойи, мебель стиля ар-деко, предметы эпохи Возрождения — все это Берже выставляет и с легкостью продает, выручив полмиллиарда евро. И дело не в желании обогатиться на памяти друга: «Ив, наверное, поступил бы по-другому, поэтому я не мог организовать эти торги при его жизни. Этот период моей жизни закончен, и я хочу поставить на нем точку. Я не верю в загробное существование, поэтому предпочитаю делать все дела еще при жизни», — скажет Берже со свойственной ему резкостью и прямотой.

Все началось под занавес 1957-го. В октябре неожиданно умирает Кристиан Диор, и владельцы дома Dior идут на риск, назначая на должность арт-директора Ива Сен-Лорана, 21-летнего многообещающего модельера. В то же время юный Пьер Берже трудится в книжном магазине, сотрудничает с газетами как журналист и ведет богемный образ жизни. Среди его новых знакомых — Жан-Поль Сартр, Альбер Камю, Жан Кокто.

Лоран и Берже встречаются: сначала — на траурной церемонии Диора, затем — 3 февраля 1958 года на ужине, организованном Марией-Луизой Бускет. «Я пришел туда поздравить Ива после презентации его первой коллекции для Dior. И через шесть месяцев мы уже жили вместе», — вспоминает Берже.

Затем Ива призвали на военную службу, он попал на фронт, в Алжир, где, заработав нервный срыв, оказался в госпитале. Дело было плохо: Лоран перестал разговаривать и превратился в скелет (его вес составлял всего 40 килограмм). Берже навестил партнера и сообщил, что инвестор Dior уволил его. «Ив долго молчал, а потом вдруг заявил: «Единственный выход — это создать собственный дом моды. И руководить им будешь ты». Он смог представить меня в этой роли еще до того, как я даже осмелился об этом подумать».

Между Пьером и Ивом существовал договор: никто не лез в дела друг друга

Берже смог вытащить друга, вернул к жизни, уговорил подать в суд на бывших работодателей (что принесло им в итоге значительную сумму), и главное — нашел инвестора, готового финансировать создание нового дома моды Yves Saint Laurent. В январе 1962 года YSL показал первую коллекцию. Легенда, как говорится, пошла в рост.

Между Пьером и Ивом существовал договор: никто не лез в дела друг друга, один занимался творчеством, второй — бизнесом. У них были счастливые дни, однако Лоран не был создан для радости. «Он был несчастным человеком, у которого просто не было вкуса к жизни. Время от времени он был счастлив, но жизнь казалась ему трудной. С годами депрессия только усугублялась», — говорит Берже. Более того, по его словам, «Сен-Лоран ненавидел моду. Стиль — вот то, что он обожал».

В последний год жизни модельер сильно болел — у него обнаружился рак мозга. Ив так и не узнал свой диагноз: Пьер Берже и лечащий врач приняли решение скрыть это, так как «Ив не был достаточно силен, чтобы с этим справиться». Тем не менее, он никогда не жаловался, несмотря на то, что руки его после двух переломов почти не действовали.

1 июня 2008 года Ив Сен-Лоран умер в своем доме в Париже. Берже жив, активно занимается благотворительными фондами, на поддержание деятельности которых ушла, кстати, половина денег, вырученных с продажи легендарной коллекции. «Ив забрал все мои силы, всю мою жизнь, но я сам этого хотел. Сегодня я продолжаю думать о нем с любовью, несмотря на то, что он обладал кучей недостатков. Но у кого их нет?"


Уильям Сомерсет Моэм и Фредерик Джеральд Хэкстон

8.jpg

Точный год встречи их неизвестен, где-то между октябрем 1914-го и январем 1915-го. Моэму в то время около сорока, а Хэкстону 23 года. Привлекательная внешность, спортивная фигура, решительность, смелость, необыкновенная общительность Хэкстона околдовывают Моэма. Когда они познакомятся, Моэм ещё будет женат. И супруга попытается сделать всё возможное, чтобы отбить мужа у любовника. По одной из версий, используя свои связи в правительстве, она добьется того, что Хэкстону после Первой мировой войны будет запрещён въезд в Англию. Но мужа вернуть ей так и не удастся. В 1929 году Моэм разведётся с женой и до конца жизни будет испытывать к ней чуть ли не патологическую ненависть.

9.jpg

Ну, а невозможность жить вместе в Англии не помешает двум любовникам прекрасно проводить время за её пределами. Они будут встречаться в Париже, путешествовать вместе по всему миру. Их роман назовут «безоглядным», а один из современников напишет, что атмосфера на вилле Моэма «Мореск» «никогда не была более непринужденной и беззаботной, чем в 30-е годы, когда всеми делами там заведовал Хэкстон, выступавший одновременно в роли любовника и секретаря писателя».

Хотя всё, что касается гомосексуальной тематики, — это табу. И на вилле «Мореск» нет никаких гей-тусовок, а собирается избранное, респектабельное общество. Хотя случаются и забавные эпизоды.
Однажды, когда гости рассядутся за обеденным столом, Моэм начнёт разговор фразой: «Я только что принял горячую ванну». Хэкстон, успевший к этому времени пропустить не одну рюмку, с презрением фыркнет и громко спросит: «А оргазм ты успел поймать?» Собравшиеся едва не падают со стульев, а Моэм, с искривленным судорогой лицом, глухо ответит: «Как-то не успел». Подобные выходки мог себе позволить только Хэкстон.

По мере того, как страсть уступит место дружбе, наступит кризис, вызванный пристрастием Хэкстона к спиртному и его распущенностью. Моэм даже подумывает, предоставив Хэкстону достойное содержание, расстаться с ним. Но когда Хэкстон серьезно заболеет, Моэм тут же бросится ему на помощь. Он будет делать все возможное, чтобы вытащить Хэкстона из смертельной болезни. Но спасти Хэкстона не удастся. Он скончается в 1944 году.

Известие о его смерти повергнет Моэма в шок. Когда ему позвонят по телефону и скажут, что Хэкстон умер, он резко бросит в трубку: «Я не желаю вас слышать! Я никого не хочу видеть. Я хочу умереть».


Константин Сомов и Мефодий Лукьянов

Встретятся они в 1910 году, сорокалетний художник и восемнадцатилетний Лукьянов. Мефодий поселится у Сомовых, где быстро станет своим. В 1918 году Сомов пишет маслом большой портрет Лукьянова, сидящего в пижаме и халате на диване. Этот портрет можно увидеть в Русском музее. Художник и модель будут вместе до самой смерти Мефодия в Париже от туберкулеза.


Джон Кейдж и Мерс Каннингхэм

Они познакомились в 1937-м, и с этого времени шли и в искусстве, и в жизни рука об руку. Именно Кейдж уговорил Мерса уйти из танцевальной труппы Марты Грэхэм, обещая не только писать музыку для спектаклей Каннингхэма, но и помогать ему в самостоятельном творчестве. И свое обещание сдержал. Большинство своих постановок Мерс осуществил на музыку Кейджа. Их творческий союз назывался «Верим в себя».

В этой паре Джон и составитель программ, и агент, и пианист, и композитор, а также шофер, импресарио, повар у любимого друга. Он достает продукты, добывает деньги. Он духовный руководитель и наставник Каннингхэма. В сороковых годах Кейдж был недолго женат, но потом вновь вернулся к Каннигхэму, с которым уже не расстался до самой смерти.


Петр Чайковский


О многочисленных влюбленностях великого композитора мы знаем не только по описаниям современников, но и по его собственным дневникам и письмам. Впрочем, большого секрета в этом не было, склонность Чайковского к однополым отношениям широко обсуждалась. В 1862 году Чайковский в компании друзей, среди которых был его предполагаемый партнер, поэт Апухтин, попал в некий гомосексуальный скандал в петербургском ресторане «Шотан», в результате которого они, по выражению Модеста Чайковского, брата Петра Ильича, «были ославлены на весь город в качестве бугров <гомосексуалистов>". Сам Петр Ильич в письме к Модесту от 29.08.1878 года отмечает соответствующий намек в фельетоне о нравах консерватории, появившийся в «Новом времени», и сокрушается: «Моя бугорская репутация падает на всю консерваторию, и оттого мне еще стыднее, еще тяжелее».

В письмах (особенно в письмах к брату) композитор совсем откровенен: «Представь себе! Я даже совершил на днях поездку в деревню к Булатову, дом которого есть не что иное, как педерастическая бордель. Мало того что я там был, но я влюбился, как кошка, в его кучера!!! Итак, ты совершенно прав, говоря в своем письме, что нет возможности удержаться, несмотря ни на какие клятвы, от своих слабостей» (брату Модесту, 28.09.1876).

Любопытно при этом, что когда в письме к брату (от 19.01.1877) он признается в своей любви к 22-летнему скрипачу Иосифу Котеку, он подчеркивает, что не хочет выходить за пределы чисто платонических отношений: «Не могу сказать, чтобы моя любовь была совсем чиста. Когда он ласкает меня рукою, когда он лежит, склонивши голову на мою грудь, а я перебираю рукой его волосы и тайно целую их, когда по целым часам я держу его руку в своей и изнемогаю в борьбе с поползновением упасть к его ногам и поцеловать эти ножки, — страсть бушует во мне с невообразимой силой, голос мой дрожит, как у юноши, и я говорю какую-то бессмыслицу. Однако же я далек от желания телесной связи. Я чувствую, что если б это случилось, я охладел бы к нему. Мне было бы противно, если б этот чудный юноша унизился до совокупления с состарившимся и толстобрюхим мужчиной. Как это было бы отвратительно и как сам себе сделался бы гадок! Этого не нужно».


Сергей Дягилев и Вацлав Нижинский

12.jpg

Началу балетного — самого значимого — периода в жизни Дягилева предшествовало знакомство с Вацлавом Нижинским, состоявшееся в 1908 году. На этом знакомстве стоит остановиться подробнее, настолько важно оно было для обоих: Дягилев во многом именно благодаря ему организовал Русский балет, ставший одним из самых значительных культурных явлений ХХ века, Нижинский же стал звездой мировой величины, живой легендой. На момент их знакомства Нижинский был восемнадцатилетним многообещающим танцовщиком, выпускником театрального училища, только-только поступившим в Мариинский театр. Несмотря на то, что его карьера едва началась, уже ходила слава о его необычайно высоких прыжках. Его называли человеком-птицей. Сам Нижинский, когда его однажды спросили, в чем заключается секрет его знаменитых прыжков с остановкой в воздухе, отвечал: «Это совсем не трудно: вы поднимаетесь и на один момент останавливаетесь в воздухе». Дягилев не мог не заинтересоваться восходящей звездой, к тому же весьма привлекательной наружности, и упросил князя Львова, на содержании которого находился в тот момент Нижинский, «уступить» ему юного танцовщика. В результате слабовольный Нижинский на пять лет поступил практически в полное распоряжение Дягилева и стал первой его «Галатеей».


Кристиан Диор

13.jpg

В личной жизни он всегда был очень скрытным и никогда не афишировал своих связей с мужчинами. Известно только, что большинство его романов заканчивались жестокими разочарованиями — ему предлагали «остаться друзьями». Совсем по-другому все сложилось с молодым алжирским певцом Жаком Бенита, с которым Диор познакомился в 1956 году (самому кутюрье в этот момент был пятьдесят один год, Жаку — двадцать пять). Жак, обретя в лице Диора отца, действительно очень к нему привязался — и, похоже, искренне полюбил. Кристиан же потерял голову настолько, что даже стал появляться с Жаком на людях, чего прежде себе никогда не позволял. Жак всегда утверждал, что любит Диора таким, какой он есть, — и тому совершенно не нужно что-то менять в своей внешности. Но Диор все равно решил похудеть — и отправился для этой цели в октябре 1957 года на воды в Италию, в местечко Монтекатини, которое с XIV века считалось одним из самых целительных в Европе: там поправляли здоровье Россини, Верди, Кларк Гейбл и Грейс Келли. Даже предупреждение его личной прорицательницы, что поездка для него крайне неблагоприятна, влюбленного Диора не остановило. Через десять дней после прибытия в Монтекатини, 23 октября, Диор скончался от очередного сердечного приступа.


Микеланджело Буонарроти

14.jpg

Самое большое, самое сильное чувство, если судить по письмам и сонетам, довелось гениальному скульптору испытать в пятьдесят семь лет, когда он повстречал в Риме прекрасного юношу Томмазо де Кавальери, ставшего для него воплощенным идеалом красоты, которую он всегда воспевал. От Томмазо не сохранилось изображений — если не считать ангела на фреске «Страшного суда», поэтому скорее стоит поверить на слово самому Микеланджело, который считал его очень красивым и к тому же талантливым живописцем. Микеланджело, который пререкался с папами и отказывал королям, писал юноше послания, полные преклонения и мучительной неуверенности; прилагал гениальные рисунки, робко спрашивая, понравились ли они ему. Рисунки сохранились и по сей день — все они изображают греческие мифы, в том числе отчетливо гомоэротические — как, например, похищение Ганимеда орлом-Зевсом.


Поль Верлен и Артюр Рембо

15.jpg

Кажется, единственным человеком, которого совершенно не смущало поведение Рембо, был Верлен. Зачастую он проводил ночи в мансарде Рембо (сам он эти ночи потом именовал «геркулесовыми»), а в обществе счастливая пара нередко появлялась в обнимку, чем вызывала у окружающих шок и возмущение. Верлен очень быстро приобщил Рембо к парижским удовольствиям, включавшим в себя абсент и гашиш (позже, в Лондоне, пара перейдет на опиум), а Рембо, которому в рамках программы полного расстройства чувств этого было мало, добавлял в их совместную жизнь элемент опасной непредсказуемости и насилия. Стоит вспомнить хотя бы один из самых известных эпизодов их отношений — когда Рембо предложил Верлену в кафе положить руку на стол и пронзил ее ножом, а выйдя на улицу, еще и ткнул в бедро, нанеся три глубоких пореза.

+10
Просмотров: 3894
Адрес записи: 
Необходимо загрузить аватар
Выразите свою индивидуальность, загрузив уникальный аватар (картинка пользователя) или выбрав наиболее подходящий из предлагаемой галереи аватаров.
Правила
закрыть

Правила публикации комментариев

Публикуя комментарии, Вы несете ответственность согласно законодательству Украины.

Запрещается:
  • публиковать комментарии, которые пропагандируют деятельность, прямо запрещенную законодательством Украины;
  • оставлять комментарии, не относящиеся непосредственно к опубликованному материалу;
  • использовать в комментариях ненормативную лексику (мат);
  • оскорблять в комментариях других посетителей, людей и организации;
  • публиковать комментарии, носящие рекламный характер;
  • использовать при написании комментария транслит (запись украинских или русских слов латинскими символами), предложения, состоящие из эрративов (например, так называемый олбанский йазыгг);
  • публиковать комментарии, целиком состоящие из заглавных букв;
  • публиковать односложные комментарии (например, «+1»).

Редакторы оставляют за собой право удалять любые комментарии, не отвечающие указанным требованиям, а при регулярном или грубом пренебрежении Правилами – блокировать пользователю доступ к Порталу. Редакторы не комментируют свои действия и не обсуждают их с пользователями.

8
Вы не подписаны на комментарии к этому материалу. Оповещать
Комментарии
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31

Подарки

Войти